Шикарная жизнь, плагиат и мат. Из-за чего не пускают на работу в Антикоррупционный суд

01.02.2019 – Процесс создания многострадального Антикоррупционного суда выходит на финишную прямую. По прогнозам президента Петра Порошенко, которые он дал в Давосе, этот процесс завершится уже в феврале. Юридически суд создан уже давно, но до сих пор продолжается процедура отбора судей в новый орган. Именно его отсутствием Национальное антикоррупционное бюро объясняет низкую эффективность своей работы.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Всего надо избрать 39 судей, из которых 12 – в Апелляционную палату. Учитывая, что новый суд должен быть образцом для других и иметь образцовую репутацию, Высшей квалификационной комиссии судей не доверили его комплектацию. В ВККС приставлен надзиратель – Совет международных экспертов, состоящий из шести бывших или действующих иностранных юристов.

Читайте также: Конституционный суд на поводке?

Председатель Государственной судебной администрации Зеновий Холоднюк: Судебная система обеспечена на 50% от потребности

День с судьей: как Фемида выглядит изнутри

Руководитель САП Назар Холодницкий: Квартира депутата в центре столицы – это победа, а авто министра – измена?

Нынешнее законодательство об Антикоррупционном суде предполагает, что чтобы кандидат продолжил конкурс, за него должно быть большинство общего состава ВККС и Совета международных экспертов (всего 12 человек), но как минимум трое международников. Сейчас процесс проверки добропорядочности находится в самом разгаре.

Параллельно свои оценки претендентов на должности в суде проводит несколько антикоррупционных общественных организаций. У них есть свой black list неблагонадежных кандидатов, который не всегда совпадает с видением экспертов.

Читайте также интервью с судьями Анной Вронской, Валентиной Данишевской, Натальей Антонюк, Владимиром Кравчуком, Аллой Лесько, Николаем Мазуром, Дмитрием Гудимой, Еленой Кибенко, Иваном Мищенко, Дмитрием Луспеником, Евгением Синельниковым, Татьяной Анцуповой, Михаилом Смоковичем, Ларисой Рогач, Станиславом Кравченко, Богданом Львовым, Константином Пильковым, Светланой Яковлевой, Андреем Жуком, Богданом Львовым, Станиславом Шевчуком и Олегом Ткачуком.

Юридический советник «Трансперенси Интернешнл Украина» Максим Костецкий, который внимательно отслеживает процесс создания Антикоррупционного суда, рассказывает, как справляются иностранцы со своей работой и за какие недостатки отбраковывают потенциальных судей.

– Процесс набора судей в Антикоррупционный суд – довольно сложный и длительный. Уже состоялись первые два этапа – письменное тестирование и написание практических задач, – описывает ход конкурса эксперт. – После этих двух этапов осталось 113 кандидатов, которых сейчас проверяют международные эксперты на предмет соответствия критерию добропорядочности. Это – новый инструмент, который был введен законом об Антикоррупционном суде, за который так долго боролись, чтобы обеспечить независимость будущего судебного органа.

Международные эксперты проводят совместные заседания с ВККС. Предварительно они определили, что к 49 кандидатам из 113 есть претензии относительно добропорядочности. Их рассмотрение распределили на шесть заседаний. По состоянию на среду их состоялось три, на них было рассмотрено 29 человек, из которых только шестерым удалось пройти в следующий этап.

Когда же международные эксперты определятся со всеми, через неделю начнутся собеседования с ВККС, которая будет формировать рекомендательный список на назначение для Высшего совета правосудия. И в свою очередь будет еще раз проверять кандидатов и может не пропустить из них часть. Финальное же решение будет принимать президент, который подпишет указ о назначении судей.

Функция Совета международных экспертов будет исчерпана уже на нынешнем этапе проверки критериев добропорядочности? 

Именно так. Как только пройдут все совместные заседания, их мандат заканчивается, и они больше не приобщаются к процессам отбора. Международные эксперты будут в них участвовать, только если будет объявлен новый конкурс на должности судей Антикоррупционного суда.

Какие особенности и неожиданности вы фиксируете в ходе рассмотрения кандидатов? 

Мы приятно поражены международными экспертами – они достаточно серьезно подошли к своим функциям. Абсолютное большинство кандидатов, к которым были серьезные претензии, прекращают участие в конкурсе. Хотя были досадные неожиданности, когда сито отбора прошла тернопольская судья Инна Белоус, которая, в частности, запрещала мирные собрания во время Революции достоинства.

Надеемся, что ВККС дополнительно оценит ее работу на должности судьи, учитывая то, что репутация будущего Антикоррупционного суда, безусловно, зависит от его состава. Эти судьи станут лицом нового органа. Сейчас, конечно, гораздо больше вопросов к кандидатам судей, однако к адвокатам и ученым тоже есть претензии.

Часть адвокатов декларирует минимальные доходы, не платя официально налогов, есть ученые, которые неизвестно откуда получили недвижимость или автомобили или были замечены в плагиате в научных работах. Такие кандидаты не должны становиться судьями новосозданного суда.

Антикоррупционные организации насчитали больше недостойных кандидатов (55), чем совет международных экспертов (49). В чем разница в подходах? 

Есть часть кандидатов, которые есть в их списке, и которых нет в нашем, и наоборот. Это связано с тем, что международные эксперты все-таки имеют доступ к большей информации, они могли оперативно получать пояснения кандидатов. Принципиальных расхождений в плане подходов нет, просто представители общественных организаций могли часть кандидатов оценивать субъективно, и при наличии малейших претензий включать их в стоп-список. Но в концептуальных вещах в большинстве своем эти списки на самом деле совпадают.

Ваша организация и ваши коллеги имеют контакты с международными экспертами?

Совет международных экспертов функционирует, в том числе, через свой секретариат, который предоставляет техническую помощь. Основная его функция – перевод материалов, потому что это огромный объем информации ежедневно. Мы коммуницируем через секретариат. Вся информация о кандидатах, которая была представлена публично, присылалась, и членам ВККС заранее – еще месяц-два назад.

Поэтому время ознакомиться с ней было. И много вердиктов было вынесены именно благодаря информации, которая была собрана аналитиками и юристами общественных организаций.

Международный совет, по вашему мнению, принимает объективные решения?

Это все-таки экспериментальный подход, потому что очень мало стран позволяли привлекать представителей иностранных государств к отбору судей внутри страны. Но пока этот эксперимент успешен, посмотрим, как он завершится. Конечно, у этого совета есть определенная субъективная позиция, однако на их сайте есть четко выставленные критерии, по которым они прорабатывают кандидатов.

И уже покинули конкурс кандидаты, к которым были наибольшие вопросы с нашей стороны. Кстати, мы, всегда, даем кандидатам, которые считают, что мы ошиблись в их оценке или неверно оценили ту или иную информацию, возможность ее опровергнуть.

Кто оплачивает работу международных экспертов и секретариата?

Эксперты получают средства из госбюджета, а секретариат и люди, которые выполняют техническую работу, финансируются за счет международных доноров.

Какие недостатки оказались наиболее распространенными среди кандидатов?

Занижение стоимости имущества, когда приобретение объекта недвижимости или автомобиля происходит за сумму значительно меньшую рыночной с целью уменьшения налогообложения. Не указание имущества в декларации и его запись на родственников — тещу, маму, сестру… вынесение судебных решений во время пребывания на учебе, в отпуске.

Несколько кандидатов попадали в ДТП в состоянии алкогольного опьянения. Есть кандидаты с нарушениями норм этического поведения в отношении их внесудебного общения с адвокатами и прокурорами, в социальных сетях, где они позволяют себе нецензурную лексику.

У некоторых кандидатов имеется плагиат, как в их мотивационных письмах, так и в научных работах. Декларирование минимальных доходов при наличии наличных средств, которые не объясняются ни доходами за последние десять лет, ни предыдущими сбережениями.

Также мы обращали внимание, когда стиль жизни претендентов не соответствовал задекларированным доходам.

Когда, по вашему прогнозу, процесс отбора будет завершен, и можно будет говорить, что суд сформирован? 

Думаю, до президентских выборов мы получим состав суда, а вот когда он начнет работать – зависит от многих факторов. Например, насколько оперативно будет выделено помещение, которое, насколько я понимаю, должно располагаться в Соломенском районе Киева (по месту нахождения НАБУ), который становится таким себе антикоррупционным районом. И насколько быстро судьи будут передавать дела в новый суд, ибо он будет слушать, в том числе дела, которые сейчас находятся в других судах.

Автор: Павел Вуец

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий